12 дочерей Сатаны 

В прошлом все свои болезни и болячки люди связывали с проделками нечистой силы и, как правило, представляли их себе в виде злобных и коварных существ, чаще всего - в образе худых безобразных женщин. 

"Как огня россияне боялись сестер лихорадок. Имя свое они получили заслуженно, так как лихо радели, то есть причиняли вред человеку." 

Экзамены для лихорадок 

Лихорадка может быть и женщиной в белом, с непокрытой головой, и безобразной, косматой, сгорбленной старухой с клюкой, которая стучит в окна домов. Лихорадку-веснуху представляли белым мотыльком, бабочкой. 

Согласно одной из версий, лихорадки — дочери ада, Сатаны, которые были прокляты Богом и осуждены до конца мира ходить по земле и мучить грешников. 

По другой версии, лихорадки – дочери царя Ирода, которых проклял Иоанн Креститель. Вот как об этом говорится в легенде: «Однажды Иоанн Креститель шел по дороге и повстречался с семьюдесятью семью девицами. Все они были одеты в дорогие платья, а Иоанн Креститель был одет только в верблюжью шкуру. Увидели это девицы и принялись насмехаться над странником. Тогда он остановился и спросил их: «Что вы за девы и куда идете?» Те отвечали, что они — дочери царя Ирода и идут купаться. Иоанн Креститель сказал им: «За то, что вы надо мною насмеялись, будьте вы, анафемы, трижды прокляты! И пусть в вас вселится болезнь, которая будет вас трясти, корчить, ломать, знобить, сушить. И где только вы ни появитесь, от вас все люди будут болеть и будут проклинать вас. Не умрете вы до скончания века и будете невидимо ходить меж людей и мучить их, люди же будут вечно за то вас клясть». 

По поверью, с конца осени до середины зимы лихорадки сидят в мрачных подземельях ада, прикованные к железным стульям двенадцатью цепями. Есть им все это время никто не дает, и потому к концу срока своего заточения они превращаются в ходячие скелеты. Хозяин Преисподней - Сатана - делает это специально, чтобы как можно сильнее озлобить лихорадок и только после этого выпустить на землю. 

Вместе с Сатаной лихорадками в аду управляет их старшая сестра - Невея. Время от времени, чтобы лихорадки не забыли, для какой цели они предназначены, Невея устраивает им «экзамены». Переходя от одной сестрицы к другой, она выслушивает их речи: «Имя мне Перемежающаяся и Дневная: мучаю ежедневно, двухдневно, трехдневно, четырехдневно и недельно», «имя мне Переходная: перехожу у человека по разным местам с места на место, ломлю кости, спину, поясницу, голову, руки», «имя мне Пухлея: раздуваю брюхо, как пузырь говяжий, ноги и все тело опухает и отекает», «имя мне Глухея: ложусь у человека в голове, уши закладываю, делаю человека глухим», «имя мне Ломея. Ломлю у человека кости, голову, спину, аки сильная буря сырое дерево»... 

Не отвечай на голос невидимки! 

2(15) января Невея наконец открывает двери подземелья и посылает своих сестричек «жечь и палить, в мир ходить, христианский род трясти, знобить, мучить, тело сушить, кости ломить и жилы тянуть». 

Лихорадки теплолюбивы. Очутившись на морозе, они тут же начинают искать себе пристанище в жилых домах, где и нападают с голодной жадностью на ничего не подозревающего человека. 

Именно поэтому, наученные прошлым горьким опытом, многие жители деревень утром 2 января (по старому стилю) омывают наговоренной водой притолоки у дверей своих домов, чтобы преградить нечистой силе вход в жилище. Неосторожные же и ленивые становятся в этот день первыми жертвами адовых отродий: таких людей начинает беспрерывно трясти, у них расслабляются суставы и ломит кости. 

"Измучив до полусмерти одного, лихорадка вселяется в другого. Бывает, что невидимая лихорадка зовет человека по имени. Если тот отзывается, она целует его в губы, а затем лихо радуется страданиям больного. О таком говорят: ему обметала губы болезнью лихоманка." 

Иногда лихорадка превращается в мелкую соринку или муху и примешивается к пище. Человек глотает ее и становится ее жертвой. Однако если эту соринку вовремя различить и распознать, что это лихорадка, то с ней можно справиться, бросив ее в огонь. 

В южных губерниях России лихорадок в прошлом представляли в образе молодых красивых девушек, которые, при совершении своих черных дел, становились невидимыми. Этнограф М.Орлов в связи с этим приводит такой случай: шел как-то мужик по дороге и увидел двух девиц-лихорадок, которые, не замечая его, вели разговор. Одна говорила, что пойдет к богатому барину, который очень любит пить дорогое вино, с этим вином он, дескать, меня и проглотит. А другая сказала, что пойдет к бедняку, и при этом назвала того самого мужика, который с ними встретился. Этот мужик, как только войдет в хату, сейчас и крикнет жене, чтоб она варила ему галушки, с первой же галушкой лихорадка и намеревалась внедриться в его утробу. 

И вот пришел мужик домой, и ему в самом деле крепко захотелось поесть галушек. Но когда жена, изготовив их, подала, он первую галушку есть не стал, а быстро кинул ее в кошель да и завязал, а потом мешок повесил в трубе, чтобы лихорадка задохнулась от дыма. Долго висела лихорадка в дыму и коптилась, и все это время люди не болели лихорадкой. Но мужика мучило любопытство: что делается с его пленницей, жива ли она или задохнулась? И вот он, чтобы взглянуть на нее, развязал кошель, а лихорадка и выпорхнула, и опять начала ходить по людям и мучить их. 

Обычно считалось, что сестер-лихорадок 12, но в некоторых областях верили, что их 40 или даже 77. Лихорадки в своих названиях несли те муки, которыми каждая из них терзала больного. 

Трясея человека трясла, Огнея производила внутренний жар, Знобея знобила, Гнетея ложилась человеку на ребра, Грудея - на грудь и сердце, Глухея закладывала уши, Ломея ломила кости, Пухнея вызывала отек тела, Желтея заражала желтухой, Корчея корчила руки и ноги, Глядея не позволяла сомкнуть глаза больному, Невея (мертвящая) - всем лихорадкам сестра старейшая - убивала человека. 

Когда у лихорадок много дела, то они, перелетая от одного человека к другому, не так долго трясут его и дают день-два отдыхать. 

"Ругательные имена по отношению к лихорадкам никогда не употреблялись. Страх перед болезнью заставлял оказывать почтение ее носительницам. В многочисленных заклинаниях к лихорадкам обращались даже так: Родимые Огнеи и родимые Знобеи." 

Тот, кто хотел излечиться, не ограничивался любезными словами. Лихорадку надо было умилостивить. В Нижегородской губернии больной относил 12 пирожков на перекресток дорог, клал их на землю и призывал лихорадок взять угощение, а его освободить от мучений. В других местах 12 пирожков с начинкой запекали в один большой пирог, который перевязывали поясом больного или ниткой из его одежды и оставляли на перекрестке. 

"Брали также в правую руку горсть пшена, шли к реке, поворачивались к ней спиной и произносили: "Лихорадки, вас 77, нате вам всем." После этого бросали пшено через голову в воду. 

Конский череп в изголовье постели 

Иногда непрошеную лихорадку пытались обмануть, спрятаться от нее, например, заперевшись в подвале дома, переодевшись и даже сообщив, что опасающийся приступа человек ушел. Под окнами и над дверьми писали: «Дома нет никого!», либо: «Вчера приди». 

Лечились от болезней, принесенных лихорадками, в основном магическими средствами. Например, чтобы в течение года не болеть лихорадкой, надо было проглотить во время пения в церкви «Иже Херувимы» пушинку вербы и каплю воска от свечки, с которой стоят на службе в Вербное воскресенье. Пушинку вербы также закатывали в хлебный шарик и давали съесть больному. Действенным средством от болезни считалась также растворенная в воде зола из церковного кадила. 

Чтобы излечиться от лихорадки, Страстной свечой выжигали крест на потолке, соскребали с него сажу, насыпали в «святую воду» и выпивали. 

Считалось, что лихорадки боятся собачьих удавок, свиных глаз и прочих магических предметов. Именно поэтому от лихорадки клали в изголовье постели конский череп, прятались внутри дохлой лошади либо покрывались лошадиной шкурой. 

Действенным средством от болезни считалась положенная под голову живая летучая мышь. Сельские знахари уверяли, что от лихорадки помогало и ношение сухой лягушки в ладанке, шкурки летучей мыши, змеи или ужа. 

Также в ладанках могли использоваться засушенные головастики, шкурки белок и зайцев, головки или крылышки водяных воробьев, земляные черви, засушенные свиные мордочки и пауки. Паука рекомендовалось положить в две половинки грецкого ореха и носить его на шее, а когда лихорадка пройдет, бросить его в текучую воду. 

В некоторых районах России срезанные волосы и ногти больного лихорадкой вкладывали в клешню живого рака и отпускали его в реку с приговором: «Плыви, рак, водою, забери лихорадку с собою». Больным лихорадкой знахари также рекомендовали «настоять рака в вине», а затем пить этот настой в течение недели...
Показать полностью...

Похожие записи (0)